Шанс

…если будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас…
Евангелие от Матфея

Никак не могу уснуть. Просто наваждение какое-то. Жена уже спит, дом затих. За окном изредка проезжает машина, и свет фар пробегает по занавеске. Все-таки случившееся могло быть просто случайностью, странным стечением обстоятельств. Хотя… Может, я просто пытаюсь оправдать себя?

Старика я заметил сразу, выйдя из офиса. Прямо скажем, вид у него был неважный. Не бездомный, нет, хотя одет бедно. Но какой-то весь всклокоченный. Очки и те были завязаны сзади резинкой. Очки в толстой, старомодной оправе, хотя, трудно сказать были ли они когда-нибудь в моде. Старик проскочил мимо меня, когда я открыл дверь, чтобы выйти на улицу. В тот момент я подумал, что он спустился с верхних офисов. Сейчас я думаю, что он ждал меня, отсиживаясь в глубине подъезда.

Я поднялся по Пречистенке к метро, зашел в пару маленьких магазинчиков — в одном купил молоко, а в другом — хлеб и масло. Выйдя с покупками на улицу, я снова увидел этого старика. Он стоял на противоположной стороне улицы и делал вид, что что-то рассматривает в витрине магазина. Но я был уверен, что за секунду до того, как я его заметил, старик смотрел прямо на меня. Время от времени он оглядывался по сторонам, как будто опасался, что за ним кто-то следит.

Вот еще один псих, подумалось мне. Недавно я читал в какой-то газете, что есть люди с манией преследования. Но не те, которые боятся, что их преследуют, а другие — которые сами кого-нибудь преследуют. Они выбирают себе жертву и выслеживают ее на протяжении долгого пути. При этом им ничего от этой самой жертвы не надо, им просто нужно кого-нибудь преследовать. Похоже, что я оказался в роли жертвы именного у такого типа. Правда, мой преследователь, видимо универсал — сам следит и боится, что за ним тоже следят. С такими мыслями я и вошел в метро.

Доехал до Первомайской я без особых приключений. Хотя… Был час пик, но на Площади Революции мне удалось занять свободное сидение. Радуясь возможности отдохнуть после трудного дня (день и в самом деле выдался трудным и суматошным), я устроился на сиденье поудобнее и попробовал задремать.

Не вышло. Проклятый старик почему-то не шел у меня из головы. При этом мне несколько раз чудилось, что на меня кто-то пристально смотрит. Один раз чувство было настолько сильным, что я даже приподнял голову и огляделся. Никто на меня не смотрел. Вагон был набит усталыми людьми, возвращающимися с работы. Даже обычные для этого времени пенсионеры не стояли над душой, пытаясь усовестить здорового лба, чтобы он, то есть я, уступил им место. Я вновь попытался задремать, но скоро пришлось выходить.

Выйдя из метро, я попытался решить задачку, на которую мне не хватило времени на работе. Задачка была не столько сложная, сколько нудная. О старике я к этому времени почти забыл. Прикидывая так и эдак, я шел к своему дому, как вдруг, бросив случайный взгляд на противоположную сторону улицы, увидел старика.

Я остановился и пристально посмотрел на него. Он сделал вид, что пытается разглядеть номер дома. Если этот ненормальный выследит, где я живу, то, вполне вероятно, будет провожать меня на работу и с работы. Или мою жену. Не думаю, что он может сделать что-то плохое, но иметь персонального психа мне почему- то не захотелось.

Я пошел быстрее, свернул на одну из небольших улочек и дворами вышел на 11-ю Парковую. При этом я накрутил так, что вряд ли старик мог меня выследить, если только он не бежал за мной как молодой олень и не знал тут каждый переулок.

Для того, чтобы убедиться в том, что оторвался от старика, я зашел в оказавшуюся поблизости аптеку. Немного побродив вдоль прилавков и поглазев на разноцветные коробочки с лекарствами, я решил, что мой преследователь, скорее всего, все еще бродит по дворам. Особую надежду я возлагал на двор, заставленный «ракушками» — рискуя испачкаться, я там специально протиснулся между гаражами. Мимо витрины шли самые обычные прохожие, старика и след простыл. Успокоившись, я вышел из аптеки.

Далее события развивались быстро. Как только я сошел со ступенек, откуда-то сбоку подскочил старик и неожиданно сильно схватил меня за руку. Я сперва опешил, а потом попытался вырваться. Старик не отпускал, напротив, другой рукой он что-то вложил мне в ладонь, одновременно с этим, оглядевшись по сторонам, старик произнес странную фразу:

– Послушайте меня. Все это для вас странно, но постарайтесь понять. Мне не убежать от них. Но отдать им кристалл я тоже не могу. Поэтому я отдаю его вам. У вас, может, есть еще шанс.

При этом он сжал мою ладонь так, чтобы я взял вложенный в нее предмет. Потом он отпустил мою руку и, бросив на меня прощальный взгляд, быстрым шагом пошел прочь.

Секунду я постоял в замешательстве, затем догнал старика и схватил его за плечо.

– Эй! Постойте! Что все это значит?

– Нет смысла объяснять! Отпустите меня! – вскрикнул старик.

– То есть как нет смысла? Что вы мне такое дали? – Я продолжал держать старика за руку. Он попытался вырваться, но безуспешно.

– Лучше бы вам не знать этого! – старик был уже на грани истерики, он постоянно озирался вокруг.

– Нет, лучше знать!

На нас уже стали оборачиваться прохожие. Старик нервно оглянулся.

– Ладно, я скажу вам! Отпустите меня!

Я отпустил руку старика, он еще раз оглянулся вокруг и сделал мне знак, чтобы я наклонился. Уже досадуя, что вообще погнался за этим сумасшедшим, вместо того, чтобы выбросить его «подарок», я подчинился, и старик быстро зашептал мне на ухо:

– Это Великий Магический Кристалл! Его сила огромна и его необходимо скрыть! Он может очень, очень многое. Может сдвигать горы и осушать моря, может исполнять желания, нужно лишь верить… О, нет!

Что-то увидев за моим плечом, старик отпрянул и побежал вдоль по улице, размахивая руками, будто собирался взлететь. Я огляделся. Непохоже было, чтобы кто-то гнался за ним.

Ну, чистый псих, подумал я. Развернувшись, я направился домой. На самом деле, это печально, когда у людей к старости что-то разлаживается в голове и они начинают жить в мире своих снов, фантазий или назовите это как хотите. В общем, совсем съезжают с катушек. Вот как этот, например.

Тут я обнаружил, что все еще сжимаю в руке «великий магический кристалл». Я раскрыл ладонь и посмотрел на него.

Это был небольшой серо-голубой мутный кристалл, обломанный с одного конца. Он был похож на кусок кварца или кварцита и ничем особенным не выделялся. Не было ни магического сияния, ни какой-либо ауры. Просто кусочек камня. Я подумал, не забросить ли его куда подальше, но решил, что пусть остается как предостережение того, что может случиться и со мной в преклонные годы. Положив камень в карман, я пошел домой.

Подходя к дому, я вынул мобильник чтобы позвонить жене. Я всегда так делаю, это что-то вроде нашей семейной традиции. Но телефон выключился, не успев набрать номер. С досадой я вспомнил, что вчера забыл его зарядить, а сегодня был в разъездах и мне постоянно звонили. В общем, батарейка сдохла. Чертыхнувшись, я убрал мобильник, думая о том, что этот дурацкий аппарат разряжается именно тогда, когда он действительно нужен. Было бы здорово, если б он подзаряжался сам, когда им не пользуешься. Досадуя на собственную забывчивость, я подошел к своему подъезду.

Тут сзади ко мне подскочили два молодца, что называется, в лучших традициях. Бритые затылки, мощные плечи. И лица, не предвещающие ничего хорошего. Ну вот, подумал я, и достойное завершение сумасшедшего вечера. Сердце само собой скользнуло в область пятки. Я попытался принять мужественный вид, прекрасно понимая, что в случае чего шансов у меня ноль.

Молодцы тем временем загородили собою дверь в подъезд, и один из них сказал, протягивая руку:

– Кристалл!

Я вздрогнул от неожиданности. Парень угрожающе придвинулся:

– Кристалл. Он в этом кармане.

Я не говоря ни слова, засунул руку в карман, вытащил камень и отдал парню. Пропади она пропадом эта реликвия, если все психи планеты так стараются прибрать ее к рукам. О возможности маразма я напомню себе сам.

Парень просиял, получив кристалл.

– Ну, вот и хорошо. Простите, что напугали. Мы санитары. Из психлечебницы. Старик, что отдал вам камень, у нас один из главных клиентов. Мы его уже поймали. Но тут вот какая беда — не знаю, почему, но если он утром просыпается и камень этот не видит, то становится буйным, и нам его вязать приходится. Один раз он этот кристалл из окна выронил, так четыре часа утихомирить его не могли, пока не разобрались в чем дело. Ну ладно. Нам пора. Еще раз извините.

Ребята неторопливо направились по своим делам. Я же поскорей зашел в подъезд.

На этом, вроде бы, вечернее происшествие и закончилось. Но одно мне не дает покоя — перед ужином я хотел поставить свой мобильник заряжаться, а батарея у него оказалась полностью заряжена.

Так что вот лежу и думаю, глядя на свет от фар проезжающих машин. Так ведь не бывает, правда? Или как? Нужно будет утром спросить у жены.

3 июля 2003 г.
Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *