Охота

Беда охотника в том, что он не может не охотиться. Охота — и проклятие, и смысл жизни. Можно долго рассуждать о долге перед обществом, о защите безвинных жертв и справедливом возмездии для чудовищ. Все это — хорошая тема для бульварных романов и не менее бульварных кинофильмов. Но истина в том, что без Охоты охотник не выживает. Впрочем, обо всем по порядку.

Я долго думал, стоит ли писать этот текст и решил, что стоит. Глядишь, послужит предостережением отдельным чересчур романтически настроенным индивидуумам. Кроме того, правда есть правда, когда-нибудь она выйдет наружу. Мне самому этот рассказ нужен для того, чтобы еще раз напомнить самому себе кто я есть. Всегда надо точно знать, кто ты есть, иначе не поймешь куда делать следующий шаг.

Итак, меня зовут (по крайней мере, сейчас и здесь) Боровин Михаил, я живу на земле уже около 500 лет и я — охотник на вампиров.

Для начала следует прояснить несколько деталей. Во-первых, вампиры существуют. Вы можете верить или не верить, но убереги вас Господь узнать об их существовании на собственном опыте. Нет, вы наверняка видели их. Может, даже дружите с некоторыми из них. Но человек, увидевший настоящую сущность вампиров никогда и никому об этом не расскажет. Не доживет. Или, если его не выпьют до конца, сам станет одним из них.

Во-вторых, охотники на вампиров тоже существуют. Куда деваться, приходится признавать собственное существование. Так уж повелось, что в литературе, а в последнем веке — и в кинофильмах, охотник на вампиров представляется этаким во-всех-отношениях-положительным супергероем, защитником слабых и убийцей страшных кровососущих чудовищ. На самом деле все не совсем так. Но что делать, людям нужны супергерои, которые будут охранять и защищать их. Многие мальчишки, начитавшись книг и насмотревшись фильмов, хотят стать охотниками на вампиров. Не надо, мальчики. Дочитайте до конца и вы поймете почему.

Впрочем, это не научный труд о вампирах и охотниках на них. Давайте-ка (да и вам будет интересней) я расскажу обо всем на примере последней Охоты. Давно известно — хочешь как следует в чем-нибудь разобраться — начни кому-нибудь об этом рассказывать. Первому встречному, хорошему другу или запиши в дневник. Не думаю, что этот опус кто-нибудь прочитает, но всегда ведь можно обратиться через бумагу к воображаемому собеседнику. Это такая магия, и она работает. Впрочем, я отвлекся.

Охота начинается с Зова. Мгновенное осознание, оно может прийти во время прогулки, на работе, посреди ночи и даже когда вы сидите в туалете. Завтракая утром, наливая себе в стакан чай, вы понимаете, что Охота — здесь. Провожая девушку вечером домой, вы запинаетесь на середине фразы, почуяв зов Охоты подобно тому как гончая делает стойку, почуяв зайца. Вы можете ждать этого момента равнодушно, с нетерпением или с ужасом, но он придет обязательно. Всю свою жизнь я учился не ждать Зов, но совсем забыть о нем обычно не удается.

После того как вы поняли, что Охота началась, уйти от этого уже невозможно. Вы можете пытаться убедить себя, что это ложное ощущение, что Охота вас не достала, что вам причудилось, но вы уже на крючке и вам не сорваться. Чувство будет только усиливаться и вам придется пойти. В первый раз это даже забавно, но как только вы поймете что такое Охота — вам придется не сладко. Первые два года мне, например, время от времени страстно хотелось умереть. Но я не умер. Не хватило силы воли, да и не так-то просто это сделать для охотника. Иногда мне кажется, что охотник может умереть единственным способом — не пойти на Охоту, но не пойти на нее невозможно. По крайней мере, мне за всю мою долгую жизнь этого так и не удалось.

Зов пришел ко мне в среду. Таким образом, я знал, что в четверг или пятницу мой выход. Деваться некуда, мосты сожжены, все дороги ведут в Рим, и в четверг я отпросился пораньше с работы. Да, я работаю. В библиотеке. Надо же чем-нибудь занять себя, а работа в библиотеке дает уникальную возможность занять мозги мыслями миллионов людей, практически не сходя с места. Кстати, на работе я считаюсь экспертом по мистической и оккультной литературе. Что, в общем-то, и неудивительно.

Придя домой, я стал готовиться к Охоте. У каждого охотника на вампиров свой стиль и свои пристрастия в этом деле. Кто-то предпочитает пистолеты с серебряными пулями, у кого-то любимое оружие — серебряная шпага. Я знавал одну охотницу — девушку хрупкого телосложения, которая всем другим средствам предпочитала осиновый кол, смоченный святой водой. Ну что ж, каждый охотится как может и как привык. Я, например, весьма привык к своему мини-арбалету и метательным ножам. Их удобно прятать под одеждой и (при определенном навыке) можно очень быстро пустить в ход.

Кстати, небольшое лирическое отступление. Распятия и чеснок на вампиров не действуют. Впрочем, тяжелым серебряным распятием вампира можно треснуть по голове. Возможно, удастся оглушить. Но сам вид распятия способен причинить вампиру не больше вреда, чем вид дохлой кошки. Святая вода может обжечь вампира, если была освящена в серебряном сосуде. Вообще, все связанное с серебром вампирам сильно не нравится — на серебро у них сильнейшая аллергия. Чеснок для вампира просто очень воняет. Вампирам не нравится его запах, но и только. В общем, не верьте кинофильмам, дети.

Итак, приготовив оружие, я вышел на улицу. Охотник готов, осталось найти жертву. Как вы думаете, когда легче всего поймать вампира? Правильно, когда он охотится сам. А где вампир охотится? Там где много еды. Людей.

Обычно я иду охотиться в метро. Это просто — в конце рабочего дня ездить по оживленным линиям и брести в толпе на станциях пересадки. Дело в том, что вампиру обязательно нужно прикоснуться к выбранной жертве, а в толкучке это сделать проще всего. Прикосновение позволит ему установить контакт с человеком, который в результате последует за вампиром в заранее подготовленное место, где несчастная жертва наконец поймет, что ей уготовано (до последнего момента человек уверен, что едет домой или по делам). А я, тем временем, ловлю вампира, отслеживая его контакт с жертвой — просто и эффективно.

Вампира я нашел быстро. Невысокого роста мужчина в сером пальто. Выглядел он вполне заурядно. До момента Превращения, которое происходит только в последний момент, перед тем как вампир настигает жертву, его практически невозможно отличить от человека. Пожалуй, лишь медицинское обследование способно выявить аномалию, но к медикам вампиры, как правило, не попадают. Во-первых, они никогда не болеют, а во-вторых избегают подобного разоблачения.

Мой вампир уже «пас» своего клиента, вернее, клиентку — даму лет сорока, уставшую, возвращавшуюся (как она думала) домой после непростого трудового дня. Я пошел за ними, но так, чтобы вампир меня не заметил до поры, до времени. Как обычно, начал появляться азарт. К этому времени, ко времени преследования, Зов усиливается в несколько раз. Охотник становится неотвратимым орудием судьбы. Цель в жизни остается только одна — не дать жертве уйти. Помню, я еще порадовался, что отправился на Охоту пораньше. Пошел бы днем позже — меня бы просто распирало бы от азарта. В таком состоянии легко наделать глупостей. Один раз, помню… Впрочем, я опять отвлекся.

Мой приятель заметил, что я его преследую практически сразу, как наша троица вышла из метро. Разорвал контакт со своей жертвой (женщина сразу стала растерянно озираться, не понимая, что заставило ее выйти на этой станции) и стал пытаться удрать. Конечно, он меня не видел, но чувствовал, что я за ним слежу. Тем более, что я не особенно и скрывался. Полезно нагнать на жертву страха — она начинает метаться и делать глупости. Вот и мой вампир неожиданно свернул в парк. Интересно, на что он надеялся — что я заблужусь между деревьями? Или что ему будет легче обороняться? Не знаю.

Конечно, у вампира есть определенные шансы против Охотника. И их гораздо больше, чем, например, у человека против вампира. На его стороне сила, быстрота и ловкость, превышающие человеческие в несколько раз. При определенном раскладе сил вампир может остановить, а то и убить идущего по следу Охотника (что, впрочем, встречается не чаще, чем человек, отбившийся от вампира) . Но «мой» вампир был или глупым, или плохо информированным и просто не знал что ему делать. Поэтому он попытался просто убежать. Было уже темно (ноябрь все-таки) и ему удалось бы это сделать, но я отлично вижу в темноте.

Дальше я постараюсь описать свои ощущения от самой главной части Охоты, той, в которой Охотник настигает Жертву. И, прошу вас, прочитайте эту часть внимательно и разберитесь, так ли уж хочется ли вам стать охотником на вампиров. Добавлю только, что если ответ будет положительным, то вам придется сначала… Впрочем, давайте все по порядку.

Помню, как я гнался за вампиром в парке, все быстрее и быстрее. Азарт переполнял меня. Я был хищник, охотник, жестко запрограммированная машина смерти. Ненависти нет, просто страстно хочется настичь, поймать, сокрушить. Лицо застывает в зверином оскале, кровь стучит в висках — УБЕЙ, УБЕЙ, УБЕЙ! И чем беззащитнее твоя жертва, чем отчаяннее она пытается спастись, тем громче стучит кровь в висках.

Я догнал его в небольшой лощинке. Он стоял и смотрел на меня. Понял, что ему не уйти и решил драться. Я остановился на расстоянии уверенного броска. Потом начал готовить этот бросок. Конечно, я не собирался драться с ним в рукопашную. Серебряный нож с расстояния в тридцать шагов — и Охота завершена. Но вампир не собирался сдаваться. Немного наклонив голову вперед и раскинув руки, он бросился на меня.

Дальше все произошло быстро. Первый нож вошел в горло моей жертве, второй ударил его в грудь. Я отскочил в сторону, давая вампиру пролететь мимо меня и пустил ему стрелу из арбалета в основание черепа. Все. Моя жертва упала в жухлую траву и осталась лежать, слабо подрагивая.

Я почувствовал, как знакомое звериное ликование наполняет меня. В тот момент я и был зверем, хитрым коварным хищником, Я УБИЛ! Тут я почувствовал, как начинается Превращение. Все правильно. Мои челюсти выдавались вперед, клыки стали удлиняться. Как и всегда, это было больно, но боль была ничем по сравнению с чувствами триумфа и сладостного предвкушения, наполнявших меня.

С рычанием подскочив к лежащему ничком телу, я вонзил клыки ему в шею. Вампир слабо зашевелился. Холодная черная жидкость наполнила рот и я с наслаждением проглотил ее. Это был пик Охоты, самая ее суть. Выпить крови. Я пил и пил, насытился, но продолжал глотать черную кровь до тех пор, пока не выпил все…

Собственно, это все, о чем я хотел написать. Ну как, после всего того, что вы здесь прочитали, кому-нибудь из вас все еще хочется стать охотниками на вампиров?

Часто я думаю, что мы, Охотники, не слишком сильно отличаемся от наших жертв — Зов одинаково ведет нас на Охоту, заставляет преследовать и убивать. Вне Охоты мы, хоть и узнаем вампиров, но относимся к ним вполне равнодушно. Точно также, как вампиры дружат с вами, людьми. Было множество случаев, когда Охотник не только не мешал, но даже помогал вампиру охотиться, ведь не выпитый до конца человек сам станет вампиром, а значит новой жертвой для охотника…

Кстати, хотите узнать почему я выпил свою жертву досуха? Я должен был сделать это. Наш город хоть и велик, но в нем не найдется места еще одному охотнику на вампиров.

1 июня 2006 г.
Москва

Охота: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *