Ветер дальних странствий

Дракон зарычал и сделал новый выпад. Он уже понял, что противник был не так прост, как казалось вначале. Вначале он думал, что сможет раздавить этого выскочку одним когтем, но, когда Сергей начал выпевать заклинание, отпрянул назад, разгадав в нем мага…

Сергей торжествовал. Еще несколько мгновений — и отменное заклятие, добытое в поединке с Агласским Магом свяжет дракона тысячью светящихся нитей. И Меч Славы будет его… Сергей чувствовал, как магическая сила заполняет его целиком, наполняя чувством торжества и победы. Дракон тоже это почувствовал. Он втянул в себя воздух, стремясь остановить мага огненным дыханием… Но было уже поздно. Сергей пропел последние несколько слов на языке магии и вытянутые вперед руки окутались голубым мерцанием. Прямые лучи чистого голубого света рванулись с его пальцев…

— Серега, ты что, правда заснул?! — Это Андрей.

Сергей заморгал и увидел, что все в аудитории смотрят на него. И преп тоже. Похоже, что ему задали вопрос.

— Простите, а какой вопрос? — Вокруг раздались смешки.

— Я спросил, — Александр Сергеевич («Пушкин», как звали его за глаза) скептически улыбнулся, — не спите ли вы, Тарасов?

— Я? Нет… — «Дурацкая ситуация…» — подумал Сергей.

— Тогда как объяснить, что из всей лекции в вашей тетради записан только заголовок? Ладно, будьте внимательней… — преп отошел от их с Андреем стола.

— Ты чего? — ткнул приятеля в бок Андрей.

— Ничего. Отстань. — отмахнулся Сергей. Он на секунду прикрыл глаза. Там, за гранью реальности, дракон бился, не в силах совладать с агласским заклятием… — Ничего…

Дорога была пустынна. Можно было поехать на автобусе, тот даже подошел вовремя, услужливо раскрыл двери — Сергей как раз проходил мимо остановки, но не захотелось. Он пошел по асфальтовой дорожке к метро, глядя в мокрый тротуар. Ветер холодил лицо, отбрасывая волосы назад. И где-то за ним чувствовался тот, другой ветер, на который откликалось что-то внутри…

— Эй, Серега, подожди! — Сергей обернулся и увидел Андрея, выбегающего из института. — Вместе пойдем!

Он подождал приятеля и они не спеша пошли вместе. Некоторое время молчали. Говорить вроде было не о чем. «И чего догонял?» — подумалось Сергею.

— Чего ты заснул-то сегодня? — Андрей поддел ногой желтый кленовый лист.

— Андрей, ты веришь в параллельные миры? — Сергей смотрел на то, как лист, перевернувшись в воздухе, разбудил круги на воде одной из множества осенних луж.

— Чего? — Андрей обернулся к приятелю — Ну, наверное… А почему ты спросил?

— Не знаю. Так, кажется… — Сергей поднял глаза. Андрей смотрел непонимающе. — Ладно, замяли…
Дома никого не было. Наверное, мать снова у «друга». Иногда она не возвращалась по несколько дней. Мать считала, что Сергею надо быть самостоятельным. Он и был самостоятельным. Пройдя на маленькую кухню, он увидел, что к холодильнику магнитиком была прилеплена записка. «Еда в холодильнике. Целую, мама». Похоже, что записка была та же самая, что и в прошлый раз.

Есть не хотелось. От скуки Сергей сел перед телевизором и попереключал каналы. Три мыльных оперы и одна викторина. «Мура какая-то, тосклятина…». Но все же что-то беспокоило Сергея, какое-то необъяснимое чувство влекло его снова на улицу. Сергей знал, что так всегда бывает осенью. Но он не знал, почему.

Начинало смеркаться. Осень была уже не ранней. Она уже перестала притворяться поздним летом. Сергей шел по улице навстречу ветру. Ветер был довольно сильный. Сергей вдыхал его всей грудью. «Почему так?» — подумалось ему — «Каждую осень всегда так…» Ветер гудел в ушах, как будто пытаясь объяснить. Он звал…

Подземелье пахло страхом. Именно страхом. Длинный и затхлый коридор уходил вглубь скалы. «Меч Славы должен быть где-то здесь…» — в который раз подумал Сергей. Он осторожно заглянул за поворот. Никого. В то же время в воздухе чувствовалось какое-то напряжение. «Опасность… Где-то здесь опасность» — казалось, пел воздух.

Вдруг коридор кончился. Каменная дверь закрывала проход. И если воздух был напряжен, то от этой двери исходила прямо-таки осязаемая угроза. Сергей приблизился к каменной плите и провел рукой по ее поверхности. Дверь дрогнула и на ней проступили письмена, неверно светящиеся в полумраке подземелья. «Стражи!» — понял Сергей.

— Эй, смотри куда прешь?! — Сергей отлетел в сторону, едва удержавшись на ногах. Мужчина лет сорока с портфелем, в каракулевой шапке набекрень, смотрел на него осуждающе. «Это из-за меня набекрень» — подумалось Сергею.

— Извините…

Мужчина ругнулся еще раз и пошел дальше. Сергей посмотрел на часы. Половина седьмого. Уже заметно потемнело и вдоль улицы зажглись фонари. Сергей вздохнул — пора домой.

В общем, у него была своя теория на этот счет. Вселенная состоит из множества миров. Все, о чем мы думаем, мечтаем, все, что мы себе в состоянии представить — все это существует там, на разных планах реальностей. «Возможно ли?» Ну да, возможно. Ведь мы умеем мысленно, внутренне перемещаться между планами реальностей. Это даже привычно для нас. Например, когда мы что-то вспоминаем… Или мечтаем…

Сергей часто задумывался, почему он видит их так четко. Он знал это чувство. И ждал его. Ветер холодил лицо, он напоминал о том, другом ветре. О другом мире…

«Вот и мой дом» — подумал Сергей. На душе было тоскливо. «Так всегда бывает осенью. Ветер. И тоска». Он снова чувствовал эту тоску. Это была какая-то зовущая тоска. Как тоска по прошлому, как тоска по дому… Очень далекому дому. Его дом вдруг показался ему чужим — такая странная коробка с окнами — дом не должен быть таким. «Я здесь живу?» — и ему стало немного жутко от вопроса.

Он поднялся пешком.

Съев холодный обед (разогревать было лень), Сергей лег на диван, заложив руки за голову. Потолок над диваном был желтый и с трещинами. «Как карта» — подумалось Сергею. Он зевнул.

Глаза закрылись сами собой.

Покорная заклинанию Отворения, дверь медленно отъехала в сторону, открыв просторное помещение, залитое слабо мерцающим светом. Посреди помещения стоял каменный алтарь, на котором… «Вот он!» — возликовал Сергей — «Я нашел его». Легендарный Меч Славы — оружие вечной победы — лежал на алтаре, сияя льдистым блеском. А вокруг алтаря стояли четыре фигуры с мечами в руках. «Вечные Стражи!»

Стражи разом подняли головы двинулись к Сергею, стоящему у входа. В черных провалах глаз на их черепах мерцал зеленый огонь.

Сергей знал, что счет идет на секунды. Подняв вверх руки, он начал петь слова заклинания. Пульсирующая магическая энергия наполнила каждую клеточку его тела. Он должен победить. Воины приближались. Они не боялись мага. Они вообще ничего не боялись…

Ослепительная молния, сплетаясь, поглотила ближайшего Стража. Остальные три продолжали приближаться и Сергей понял, что противник сильнее, чем он думал. Он ожидал, что молния уничтожит, по крайней мере, двоих… Его сил не хватит еще на три заклинания. Не говоря уже о времени… Оставался единственный выход.

Сергей быстро опустил руку в один из кошелей, висящих у него на поясе. Достав горстку пурпурного песка он начал рассыпать его перед собой, выпевая слова на странном языке магии… То, что он делал, было очень опасно. Заклинание было призвано отнять у воинов магию, которой они были обязаны существованием. И отдать ее магу, который должен быть способен ее принять…

Троих воинов окутал мерцающий свет, руки их задрожали, они выронили мечи и их кости, скрепленные древним заклятием, стали отделяться друг от друга. Вечные Стражи рассыпались на глазах. Из груди каждого вылетел луч света и ударил в Сергея, который, отброшенный страшным тройным ударом, корчась распластался на полу…

Когда Сергей пришел в себя, от воинов-мертвецов остались лишь кучки костей и мечи. Меч Славы мерцал на каменном алтаре. Вот он, момент триумфа! Сергей взял древнее оружие в руки, чувствуя как магия Меча наполняет его, как бы приветствуя… Торжествуя, маг поднял руку с Мечом, который вдруг засиял золотым светом, залившим все вокруг…

Сергей вздрогнул и открыл глаза. На стене тикали старые часы. Половина одиннадцатого. Он вдруг понял, что все еще сжимает руку.

Сергей подошел к балкону и распахнул балконную дверь. Ветер ворвался внутрь, разметав занавески. Торопливо пытаясь что-то объяснить, он звал…

«Так поет ветер дальних странствий…» Сергей вдруг понял, что может попасть домой. «Ветер поет…» Кончики пальцев вдруг начали знакомо пульсировать. Сергей чувствовал, как магическая сила заполняет его целиком, наполняя чувством торжества и победы. «Герой, идущий путем славы, услышь ветер дальних странствий…» Сергей запел. Слова были незнакомые, непонятно слова ли это были вообще…

Ветер резко усилился. Перед Сергеем возник шарик яркого света. Вращаясь все быстрее, он расширялся, пока не превратился в портал из света. «Я иду домой» — понял Сергей. И сделал шаг…

Его обнаружил ранний прохожий, спешащий утром на работу. Побежал в ближайший автомат, вызвал милицию и «скорую». Сергей лежал на полоске подмерзшей земли под балконом. Глаза его были открыты и на лице застыла улыбка, как будто он продолжал видеть что-то прекрасное.

Мать Сергея узнала о случившемся лишь через неделю, вернувшись от «друга».

Молодой маг шел по старой дороге, ведущей на запад. На востоке остались Пещеры Драконов и Подземелье Меча. Меч Славы, оружие вечной победы, висел на бедре у мага, который пребывал в прекрасном расположении духа. Ветер развевал его длинные волосы, отбрасывая их назад. Маг напевал древнюю песню и, казалось, ветер напевал ее вместе с ним.

«Так поет ветер дальних странствий…»

12 февраля 2001 г.
Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *