Я вернулась из Северной Кореи

В течение семи прошлых дней мне выпала возможность участвовать в семинаре Международной Федерации Женщин, где я встретила более 700 женщин-лидеров различных организаций и органов власти со всех континентов и стран мира. Сразу же после окончания семинара, который проходил на озере Чом-Пьен в Южной Корее по обычной схеме отчетов о деятельности, мы сели в 17 автобусов и вереницей двинулись к границе Северной и Южной Кореи, не зная, сможем ли вернуться домой.

Ситуация осложнялась не только тем, что мы ехали в последний «оплот коммунизма», то и тем, что конвенция, которую нам предстояло провести на территории КНДР, была посвящена теме объединения Северной и Южной Кореи, что само по себе болезненно и непросто воспринимается обеими странами.

В октябре этого года две Кореи попросили ООН поддержать процесс их объединения, внеся подготовленный совместно проект резолюции Генассамблеи ООН. Но процесс объединения, сопряженный с идеологическими расхождениями и социально-экономическим кризисом в КНДР, может затянуться еще на много лет.

Граница Северной и Южной Кореи до сих пор напоминает всем проезжающим туристам, что страны еще в августе 2007 года официально находились в состоянии войны. Зенитки, блок-посты, на каждом перекрестке — бесстрастные солдаты в форме, напоминающей советскую, временные палатки для прохождения миграционного карантийного досмотра — все это стало нашим первым впечатлением. И никаких сомнений — да, я снова попала в коммунизм.

Фотографирование на таможенном контроле и на всем пути следования через демилитаризованную зону до туристической зоны запрещено. Нельзя фотографировать не только солдат, но и представителей гражданского населения, которые единично на дальнем расстоянии от автобусов были видны по пути. Если же жители деревень находились лишь в нескольких метрах от проезжающих мимо них автобусов с иностранцами, они как по приказу приседали и закрывали лица руками или прятались за деревьями.

Редкие деревушки без магазинов, одинокие фигуры северокорейцев в ветхой одежде, вручную работающих на полях и переправах под присмотром конвоя, дети, марширующие в пионерских галстуках на школьном дворе, полуразрушенные здания почты и больницы, однотипные обшарпанные корейские домишки, отсутствие транспорта — все это сразу же напомнило всем коммунистические концентрационные лагеря и поселения Советской России. Плюс ко всему — те редкие допущенные к обсуживанию туристов тренированные северокорейцы в национальных одеяниях, дружно машущие вам руками, стоя в ряд, пока ваши автобусы уезжают в горы или к гостинице. А как насчет колючей проволоки и перепаханной линии земли вдоль океанского побережья? Страшный сон.

Еще большим было произведенное впечатление, когда наша делегация оказалась в туристической зоне Кымгансан Северной Кореи, — маленьком оазисе посреди пустыни. Пятизвездочные отели, супер-маркеты, культурный центр, рестораны, SPA-салоны и шикарные автобусы-шаттлы, — а всего лишь в полукилометре от зоны люди живут без отопления и голодают. Понятна выгода существования такого туристического островка для Северной Кореи: каждые два-три дня Кымгансан принимает не меньше 1000 туристов, которые ради того, чтобы походить по северкорейской земле, готовы потратить кучу денег. Но на встречу с людьми никто и не может расчитывать. Мы так и вынуждены были «подсматривать» за северокорейской реальной жизнью из окон автобусов, а проезжая мимо недремлющего ока постовых стыдливо опускать глаза: «Я ничего не видела! Честно!».

Одно было настоящим — это природа. Горный хребет Кымгансан по праву считается самым красивым местом во всей Корее. Водопады, горные реки, скалы, сосны, озера, подвесные мосты, — все это безумно красиво. И глядя на Корею с высоты трех с половиной тысяч метров, веришь, что Северная Корея заслуживает лучшей доли.

О лучшей судьбе как раз и говорилось на Конвенции в культурном центре Кымгансана. Кстати, впервые в истории Северной Кореи очень представительная делегация этой страны была допущена к участию в международной конвенции, что само по себе уже чудо. Перед собравшимися женщинами выступила руководитель Департамента по делам женщин Правительства КНДР, которая выразила надежду на скорое воссоединение двух стран. В ходе Конвенции была принята Декларация действий Федерации Женщин на ближайший год. Например, многие иностранные отделения Федерации Женщин в сотрудничестве с южнокорейским отделением будут участвовать в реализации проекта «Вложи 1% Твоей Любви» для поддержки детского дома в Пхеньяне. А в самом конце Конвенции мы дружно зажгли свечи мира и согласия и спели песню на корейском языке, которая переводится как «Объединяйтесь».

Занавес поднимается тяжело. Соглашаясь с утверждением, что культура двигает структурой, могу утверждать совершенно точно: если не просто туристы, и не просто для того, чтобы сходить на самую красивую гору Кореи, а общественно активные люди будут приезжать, чтобы увидеть Северную Корею такой, какая она есть, почувствовать ее ситуацию, говорить о ней везде и всегда, пока не произойдут изменения, то лед тронется быстрее. А северокорейцам, пусть даже и тренированным агентам северокорейского КГБ, полезно еще раз увидеть тех, кем им суждено еще стать, — свободными и независимыми людьми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *