Как строить отношения с детьми

О позитивном воспитании слышала много, где-то в чем-то пыталась его применять. Но Джон Грэй утверждает, что позитивное воспитание с периодическими срывами – опыт весьма горький и неудачный в отношениях с ребенком. Как я себе это представляю: сегодня мама добрая, любящая, терпеливая. Ребенок ей доверяет, чувствует себя достаточно спокойно. Вдруг наступает момент, и мама вскипает, как бы ломаясь под гнетом обстоятельств. Ребенок просто перестает чувствовать, что жизнь его защищена, комфортна, стабильна. Ощущение спокойствия нарушено. Самое главное, что он не может доверять.


Методы позитивного воспитания, конечно же, требуют постоянства и терпения со стороны родителей. Из прочитанных мною руководств об этих методах я на сегодняшний день применила два основных подхода. Опишу их подробнее. Интересно, что в работе с ребенком, если эта работа искренна и серьезна, основное внимание пока уделяется работе над собой. «Убиваются два зайца» — я самосовершенствуюсь, а дети успокаиваются.

Итак, первый опыт. Я не фокусируюсь на ошибках ребенка, не заостряю его внимание на том, что сделано не так. Не говорю детям «не делай этого!», «перестань кричать!», «не дерись!», «не сори!» и т.д. Вместо этого я прошу его поступать по-другому. Так, как бы я попросила вполне ответственного взрослого человека. «Пожалуйста, сделай так…», «пожалуйста, говори тише», «пожалуйста, поделись с ней игрушкой», «пожалуйста, убери за собой». И это на сто процентов действенный метод, особенно если голос не повышать.

В самом начале своих размышлений я писала, что дети – это взрослые, только маленькие. Относиться к ним надо так, как бы я отнеслась к любому взрослому. Но если помнить, что мои дети – это принцессы Бога, то относиться к ним надо, почти как к самому Богу. Несомненно, разница в отношениях будет, потому что я сама – дочь Бога. Но уважение, осторожность, внимание к ожиданиям Бога можно вполне перенести на отношения с детьми.

Второй опыт – это позитивное мотивирование. Я понимаю, почему Джон Грэй подчеркивает, что обещание чего-то большего и хорошего в случае хорошего поведения детей – это не подкуп, не взятка. Дети чисты. Я это знаю по собственному опыту. Они взяток не берут. Они читают мое сердце, как книгу. Но позитивное мотивирование – это элемент тренинга. Дети узнают из него, что хорошее поведение радует родителей, доставляет им столько удовольствия, что они делятся им со своими чадами.

Например, когда Полина настаивает на том, чтобы мы обязательно сходили на «другую площадку с карусельками», а у меня уже все признаки простуды налицо (гуляем в холодную погоду уже больше часа), то достаточно просто напомнить, что хорошего из обещанного с утра ее дома поджидает. Попытки объяснить свое болезненное состояние не имеют смысла, они только еще больше раздражают ребенка. Действительно, как может трехлетний ребенок понять, что у меня болит горло или мне холодно, когда она сама еще толком всего этого не испытывала?

Сколько раз применяю этот метод – он приносит мне наслаждение. Хотя иногда мне не хватает творчества и сообразительности (что можно пообещать «на потом»?), но часто Антон со своей богатейшей фантазией приходит мне на помощь.

Сегодня мы поехали гулять к Цирку на Университете. Там включили фонтаны, стали работать аттракционы… Полина покаталась на поезде, папа купил ей игрушку, но этого показалось слишком мало. Полина запросила мыльные пузыри. Потребность была столь велика, что начался скандал. Отвлечение внимания на фонтаны помогло лишь на десять минут. Мы с Антоном понимали, что мы-то можем позволить себе купить ей мыльные пузыри, но не хотели этого делать из-за каприз. Тогда Антон дал Полине монетку и посоветовал загадать желание и бросить монетку в фонтан. Полина это сделала, а Антон пошел покупать мыльные пузыри. Полина уже спокойным голосом сказала: «Мама, я хочу мыльные пузыри». Она уже не говорила «купи». Просто констатировала факт своего желания. Тут папа подарил ей пузыри, и она была рада безмерно.

Но произошло ужасное: она тут же их уронила, и мыло вытекло. Разочарование не имело границ. Раздался вопль отчаяния. Мы уже продвигались к машине, а ребенку становилось лишь хуже. Я, честно говоря, очень растерялась. Расспросы «что тебя огорчает?» не имели силы. Но Антон сказал девочке следующее.
– Мы приедем домой, и я сделаю тебе хорошее мыло, ты будешь пускать пузыри много-много!
Ребенок перестал хныкать. Появилась обнадеживающая перспектива. Не пришлось даже покупать новые пузыри. Раньше в подобных ситуациях я даже не пыталась что-либо предложить ребенку. Обычно я давила на Полину с такими словами: «Все, хватит плакать!», «Ты слышала, что я сказала?», «Сейчас дам по попе!», «Прекрати, пока я не начала злиться».

Но теперь — никаких угроз, уговоров. Лишь хорошее будущее. Все просто, имей только терпение, чтобы понять потребности ребенка. Потребность не в мыльных пузырях, а в понимании и надежде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *